Румыния в Первой мировой войне

В 1914 г. русские представители в Румынии отметили, что отношение к ним изменилось. Ранее неприветливое, оно стало подчёркнуто доброжелательным. Ранее Бухарест ориентировался на Австро-Венгрию и Германию – с ними был ещё с 1883 г. союзный договор. Однако румыны стали заявлять, что они не считают им себя связанным. В августе началась война - Берлин и Вена требовали выступить на их стороне, но Бухарест отказался.

В Бухаресте к этому времени решили, что лучше быть в антиавстрийской коалиции. Победа в составе этой коалиции сулила участие в разделе Австро-Венгрии. Румыния рассчитывала отхватить среди прочего Трансильванию, где проживало несколько миллионов румын. Имелась в виду не только национальная задача по воссоединению румын. Трансильвания была богаче самой Румынии, там было на что положить лапу. Кроме того, румынам очень хотелось присвоить собственность германских акционеров в своей стране.

Начавшаяся большая война вызвала в Бухаресте двойственное отношение – и опасения, и надежды. Война давала шанс добиться территориальных приращений, присоединившись к стороне, что победит. Но кто победит? Румынская верхушка очень боялась прогадать - выступить на той стороне, кто проиграет. Бухарест оказался на распутье. Если бы побеждала Антанта – то, примкнув к ней, можно было заполучить Трансильванию. Но если бы побеждали центральные державы? Тогда можно было примкнуть к ним и взять Бессарабию. Но к кому-то примкнуть надо было обязательно.

Румыны в большинстве своём желали, чтобы побеждающей стороной оказалась Антанта. Идея выступления на стороне Антанты собирала большие демонстрации, имела массу активистов и административную поддержку. Были и сторонники выступления на стороне центральных держав, но они были немногочисленны и невлиятельны. Как пример приводится румынский король (по фамилии Гогенцоллерн) – который не влиял даже на собственную супругу-антантофилку.

Осенью 1914-го пришли известия о победах Антанты в Марнской и Галицийской битвах. Разбитая австро-венгерская армия отступила. Русские войска заняли Буковину. Это дополнительно возбудило Бухарест, он ведь сам рассчитывал на Буковину, южная часть которой населена преимущественно румынами. Румынские газеты заголосили: «Пересечём Карпаты! Час пробил! Освободим братьев!»

Румыны начали переговоры на тему своего вступления в войну на стороне Антанты. Они стремились своё выступление продать подороже и торговались с цыганской страстностью. Румыны хотели получить всю Буковину, а также Трансильванию, ещё Венгрию до излучины Тиссы, сербскую часть Баната, и это ещё не всё. И всё это не за вступление в войну на стороне Антанты, а за нейтралитет, просто за то, что не выступят против Антанты. Однако, страны Антанты раздражённо ответили: Румыния может надеяться на территориальные приращения, только вступив в войну против центральных держав.

Переговоры затягивались. Даже получая уступку за уступкой, на конкретные договорённости румыны не шли. Одновременно они продолжали поддерживать контакты и с австро-германцами. Румынские представители охотно слушали посулы – что им перепадёт за выступление на австро-германской стороне. Румыния предоставила свою территорию для транзита военных грузов для Турции.

Впрочем, были и объективные причины, сдерживавшие Бухарест от того, чтобы немедля выступить за Антанту, а направлявшие его на путь двурушничества, торга и выгадывания. Одной из причин была Болгария. В 1913 г. румыны ударили в спину болгарам, воспользовавшись тем, что болгарская армия была скованна её противниками во 2-й балканской войне. В результате нападения была захвачена часть болгарской территории - южная Добруджа. После этого румыны боялись, что болгары поступят с ними точно так же — ударят в спину, когда румыны сосредоточатся против Австро-Венгрии.

Румыны на переговорах настырно требовали обеспечить их границу с болгарами. Конкретно это значило: если болгары выступят против румын — то Россия должна выступить за румын против Болгарии. Разумеется, в России никому не улыбалось воевать за румынские захваты.

Другой проблемой Румынии была слабая оснащённость её армии. Собственная военная промышленность в стране была зачаточной. Плюс ещё коррупция - бюджет, выделяемый для армии, доходил до неё не весь.

Ещё одним «затыком» для румын была проблема черноморских проливов. Румынская торговля в основном шла морем — через проливы. Если Россия утверждалась в проливах — то румынский ввоз-вывоз оказывался под русским контролем. Поэтому перспектива утверждения России в проливах настораживала Бухарест не меньше Лондона. Но весной 1915-го в проливах начались англо-французские операции и Бухарест немного успокоился.

1914-й перешёл в 1915-й. Переговоры продолжались. Тем временем весы колебались. Сербы контрударом отбросили австро-венгров. Из Италии приходили сведения, что эта «латинская сестра румын» тоже склоняется к выступлению против Австро-Венгрии. Румынские сторонники вступления в войну за Антанту развернули шумную кампанию. Но правящая группа во главе с премьером И. Брэтиану решила выждать ещё. А 2 мая 1915 началось австро-германское наступление на Восточном фронте. Русская армия была вынуждена отступать. Операция союзников в Дарданеллах закончилась поражением. В войну на австро-германской стороне вступила Болгария; Сербия была разгромлена. Румынские проантантовские энтузиасты притихли.

Бухарест решил пока сохранять нейтралитет. Вместо похода через Карпаты румыны занялись торговлей. Война взвинтила цены на зерно и скот, которые вместе с нефтью были основными предметами румынского экспорта. Австро-германцы скупали всё. Румыния стала страной типа Дании - нейтрал, наживающийся на торговле с отчаянно нуждающимися воюющими странами. Впрочем, на датских поставках в Германию нажилась не совсем Дания. Конкретно обогатилась кучка так называемых гуляш-баронов, а вот народ с чужой войны получил только трудности. Продовольствие ведь подскочило в цене не только для немецких импортёров, но и внутри страны. В Румынии эти контрасты были ещё сильнее; на австро-германском импорте нажилась лишь олигархическая кучка.

Наступил 1916-й год; в мае-июне русские войска совершили Брусиловский прорыв. Поражение Австро-Венгрии было впечатляющим. И тут в Бухаресте испугались опоздать на войну. Ведь Австро-Венгрия (или даже просто Венгрия) могла заключить сепаратный мир с Антантой – и зачем тогда кому-то будут нужны румыны?

Переговоры о выступлении Румынии активизировались. Против этого был русский генштаб - там полагали более выгодным сохранение нейтралитета Румынии. Но западные союзники, особенно французы, настаивали на вовлечении румын любой ценой. Тем более, что платить надо было не им. Людские ресурсы Франции были близки к истощению, новый фронт на Балканах должен был отвлечь хоть какие-то вражеские силы. Румыны получили согласие на свои условия вступления в войну. Но тут Брэтиану начал вымогать ещё уступки, на их согласование ушло ещё два месяца. Тем временем, Брусиловский прорыв выдохся, австро-германцы стабилизировали фронт. 4 августа 1916 Румыния, наконец, присоединилась к Антанте. 14 августа Бухарест объявил войну Австро-Венгрии, надеясь, что этим всё ограничится. Но 19 августа войну Румынии объявили Германия, а затем и Болгария.

Румынское командование разделило свои силы: 370 000 человек и 185 батарей на север против Австро-Венгрии; 140 000 человек и 80 батарей на юг, против Болгарии; 50 000 составили резерв посередине. Всего за войну было мобилизовано 1 200 000 человек.

«Генералы готовятся к прошедшей войне» (У. Черчилль). Прошедшей войной для румынского генералитета было нападение на Болгарию в 1913 г. Тогда болгарская армия была намертво скованна на других фронтах, против румын выставить было некого, и те практически не встретили сопротивления. В 1916 румыны рассчитывали на нечто подобное – не бои, а победная прогулка, пока австро-венгры скованны на других фронтах. Поначалу так и было. Но потом быстро стали нарастать осложнения, перешедшие в катастрофу.

Болгария хорошо помнила 1913-й. Болгарские войска в общем не превосходили противостоящие им румынские. Однако болгары сосредоточились против нескольких пунктов — атаки против них оказались удачными. Румынские штабы запаниковали, наступление в Трансильвании было остановлено. Центральные державы получили время, чтобы перебросить резервы на румынский фронт. В октябре началось их контрнаступление.

Румыны были взяты в клещи с севера и с юга. В ноябре силы центрального блока начали наступление на Бухарест. Русское командование рекомендовало румынам сохранить армию, а значит – отступить, отдав Бухарест без боя. Румынские генералы поколебались, но таки дали сражение и снова были разгромлены. 6 декабря 1916 г. немцы вошли в Бухарест. Румынская армия развалилась, на 17 декабря в дивизиях на фронте осталось 70 тыс. человек.

Остатки румынской армии откатывались на северо-восток, в Молдавию. Туда же устремились миллионы гражданских беженцев. Бегство началось в осеннюю распутицу, затем ударили зимние морозы. Большая часть запасов продовольствия досталась наступающему неприятелю, так что начался голод. За голодом и холодом пришла эпидемия тифа.

В общем, румыны выгадывали-выгадывали, да всё же прогадали с моментом вступления в войну. Выступи они в июне 1916 – они бы поучаствовали в консолидации Брусиловского успеха. Но они слишком задержались; выступив в августе – когда Брусиловский прорыв уже увяз - румыны получили быструю месть центральных держав.

Колонна пленных (я так и не разобрался - то ли это пленные турки под русским конвоем, то ли пленные румыны под болгарским конвоем; но, в общем, фото должно иллюстрировать румынских пленных).

Хотя Румыния позднее других вступила в войну, досталось ей не меньше других. Её население насчитывало более 7 млн. человек; потери точно неизвестны, по низшей оценке, погибли 220 000 военнослужащих (120 000 убиты в бою и умерли от ран, 30 000 от болезней, 70 000 умерли в плену), а также 270 000 мирных жителей (120 000 от военных действий, 150 000 от голода и эпидемий). По другим оценкам, погибли более 300 000 военнослужащих и более 400 000 мирных жителей – примерно каждый десятый.

К началу 1917 возникла угроза, что, преследуя бегущих румын, вражеские войска вторгнутся в южные области России. На румынский фронт было переброшено огромное количество русских войск, остановивших наступление центральных держав.

Разгром и оккупация большей части страны были, конечно, страшным потрясением для румын. Ответом стала решимость продолжать борьбу за свою страну. Румынская армия всё же не исчезла. В Молдавию отошли около 200 000 солдат, а также 80 000 новобранцев, которых мобилизовали, но не успели вооружить. В неразберихе разгрома многие могли бы дезертировать, но не сделали этого. Была проведена мобилизация на неоккупированной территории. Получив передышку за спиной русской армии, румыны реорганизовали, обучили и оснастили с помощью Антанты свою армию. К лету 1917 в ней было 460 тыс. человек.

1917-й год принёс и новые проблемы. В феврале в России произошла революция, после которой в русской армии началось прогрессирующее разложение. Благодаря ему австро-германцы летом 1917 выиграли сражение на русском фронте, после чего решили, что пора покончить с Румынией. 6 августа началось их наступление. Но румынские войска сопротивлялись достаточно упорно. Добивание Румынии требовало, как оказалось, немалой цены – больше того, что центральные державы были готовы заплатить на второстепенном для них фронте. Их потери росли, и они вынужденно прекратили наступление. На румынском фронте наступило затишье. Немцы начали перебрасывать свои войска на Западный фронт.

Но Румынии угрожал не только натиск вражеских армий с запада, но и социальная буря с востока. Победившие в России большевики ожидали, что революция перекинется и на другие страны. Румыния представлялась идеальным звеном для мировой революции - измученная войной, с уже распропагандированной русской армией на своей территории, и издавна страдающая от бедности и социального неравенства.

Румынская статистика в 1903 году зафиксировала такое положение: 7 780 крупных землевладельцев владеют 51% сельскохозяйственных земель страны, а более 1 250 000 крестьянских семей имеют оставшиеся 49%. Другие 300 000 крестьянских семей вообще не имели земли. Так что аграрный вопрос в Румынии стоял не менее остро, чем в России. И также солдат-крестьянин глухо ненавидел господ-офицеров.

Революционные комитеты русских частей, стоявших в Румынии, призвали присоединиться к революции и румынских солдат. Если бы революционное брожение перекинулось на румынскую армию, то захват большевиками власти в Румынии был бы решённым делом.

Румынская элита продемонстрировала волю и сплоченность в тяжёлое время. Раскола, подобно российскому, не было. Политическая система Румынии отличалась от российской, с её цеплявшимся за абсолютизм царём. В Румынии была конституционная монархия с уже устоявшейся парламентской формой правления. По факту, конечно, это была обыкновенная олигархия. Но всё же имелась видимость легальной возможности добиться изменений через выборы, а не разрушая всё.

Король, правительство и парламент согласовали решение: «Скажем крестьянину, что борясь за Румынию, он борется и за своё политическое и экономическое освобождение». 5 апреля 1917 король Фердинанд обратился к солдатам, обещав сразу по окончании войны провести радикальные преобразования: ввести избирательное право для всех и осуществить перераспределение помещичьих земель в пользу крестьян (умолчав об условиях – выкупе).

Румынские правители сумели сохранить свою армию. Было огромное количество дезертиров, членовредителей и перебежчиков - но на фоне развала в соседней русской армии румынская всё же осталась боеспособной и управляемой. То ли румынский солдат оказался национально более сознателен и стоек, чем русский, то ли (что, скорее всего) румыны всё же пропустили первые два года войны. Да и румынское начальство было гораздо жёстче в репрессиях. Действовал ещё и такой фактор: у большинства румынских солдат-крестьян дома и земля были за фронтом - на оккупированной территории. У русского солдата дом и земля были позади фронта, его тяга к миру, в родное село, к семье и хозяйству способствовала его восприимчивости к пропаганде и развалу фронта. Румынскому солдату, чтобы попасть домой, надо было его освободить. Ненависть к оккупантам, стремление освободить родину, препятствовало разложению, поскольку требовало организации и дисциплины.

В начале декабря 1917 румыны заключили с противником перемирие – сразу после перемирия между Россией и Германией. А затем румыны повернули свою армию в другую сторону. В декабре 1917 они начали захватывать склады российской армии; они также окружали российские части, отбирая оружие, сопротивлявшихся сразу расстреливали. Российские части не ожидали нападения, а в силу развала организованное противодействие исключалось. Румыны разоружили российскую армию на территории Румынии и захватили её огромные запасы. А в январе 1918 румынская армия вторглась в Бессарабию. Она сломила сопротивление разрозненных отрядов и этот край Российской империи был оккупирован.

В январе 1918 немцы потребовали заключения мира (то есть, капитуляции Румынии и её сепаратного выхода из Антанты и войны). Румынскому правительству пришлось вступить в переговоры об условиях. В мае так называемый Бухарестский мир был заключён. Его текст отправили королю, но тот медлил с подписанием.

Наступила осень 1918-го. Положение центральных держав стремительно ухудшалось. Войска Антанты начали успешное наступление на Балканах. Болгарская армия развалилась и капитулировала. Австро-венгерская армия разваливалась, её части покинули Буковину. Румыны поспешно двинули в Буковину свои войска, поскольку место австро-венгров там начали занимать украинские отряды. Германия эвакуировала свои войска из оккупированной части Румынии. Но всё же Румыния ещё долго не решалась вновь вступить в войну, хотя столкновением ни с какими вражескими войсками это уже не грозило. 10 ноября 1918 года румыны объявили о вступлении в войну - как раз за день до её окончания.

Румыния сохранила формально статус союзника Антанты на мирной конференции в Париже. Поначалу никаких бонусов это ей не приносило. Хозяева конференции – французы и англичане – просто игнорировали посланников из Бухареста. Румыны обнаружили, что соглашения 1916 г. с Антантой ничего не значат. Но затем их акции выросли на фоне событий в восточной Европе – революцию в России не удавалось задушить, революция произошла ещё и в Венгрии.

Румынам повезло с их спасением русской армией в начале 1917 г. Затем они уже сами сумели сохранить в тяжёлых условиях свою армию и государство. Благодаря этому по итогам войны они оказались в крупном выигрыше, увеличив свою территорию. «Госсовет» оккупированной Бессарабии в марте 1918 возгласил объединение с Румынией. В оккупированной Буковине тоже было организовано какое-то собрание, проголосовавшее в октябре за объединение. После развала Австро-Венгрии и роспуска её армии, румынские войска вступили в Трансильванию – и уже 1 декабря там провозгласили союз с Румынией. В Версале признали все присоединения, истолковав провозглашения как право народов на самоопределение.

Румынские войска в Трансильвании.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened