Советник китайского генералиссимуса.

Генерал Чуйков известен как руководитель обороны Сталинграда. Армия под его командованием отстояла город в 1942 г. Но до 1942 Чуйков не участвовал в Великой Отечественной Войне, поскольку был в Китае.

У назначения в Китай была своя предыстория. В 1923 г. Василий Иванович Чуйков, молодой ветеран Гражданской войны, поступил в Военную академию; в 1925-27 он отучился на китайском отделении академии. В последующих командировках он немало поездил по Китаю, научился бегло говорить по-китайски. В 1929 г., с началом конфликта между СССР и Китаем, Чуйков был прикомандирован к штабу Особой Дальневосточной армии.

ОДА перешла в наступление в ноябре 1929. На фоне китайских войск красная армия под командованием Блюхера проявляла чудеса манёвренности, взаимодействия и концентрации на решающих направлениях. Серьёзную роль сыграли 10 имевшихся в советских войсках танков. Через несколько дней китайские войска были разбиты, их командование отправило парламентёров. Чуйков изложил им требование советского командования о капитуляции – требование сразу было принято.

Цитата из советский газеты по этим событиям: «части Особой Дальневосточной армии… отбив… наступление китайских войск, преследовали их и на китайской территории... Разоружено более 8000 китайских солдат… отобрано до 10 000 винтовок». Китайская сторона, до того отвергавшая все советские предложения о дипломатическом урегулировании конфликта, немедленно известила о готовности вступить в переговоры.

Прошло одиннадцать лет. В 1940 Чуйков командовал 4-й армией в Белоруссии. Осенью его вызвали в Москву. Там ему объявили, что в ЦК принято решение: назначить Чуйкова главой советской военной миссии в Китае, т. е. главным военным советником при китайском главнокомандующем Чане Кайши. Перед отъездом Чуйкова лично напутствовал Сталин: «Ваша задача, товарищ Чуйков, задача всех наших людей в Китае — крепко связать руки японскому агрессору. Только тогда, когда будут связаны руки японскому агрессору, мы сможем избежать войны на два фронта, если немецкие агрессоры нападут на нашу страну».

Вместе с Чуйковым в Китай выехала группа военных специалистов, а также отправлялась значительная партия военной техники: 150 истребителей, 100 бомбардировщиков (СБ), около трехсот орудий, 500 грузовиков. До Чунцина (в этом городе во время войны находилась столица Китая) группа Чуйкова добиралась на самолёте. В Чунцин прибыли накануне нового, 1941 года. Чуйков был представлен Чану Кайши на банкете, который тот давал нашим советникам по случаю новогоднего праздника.

Чан Кайши сидит в центре, В.И. Чуйков слева, жена Чан Кайши справа.

Работа в Китае началась. Чуйков имел представление о китайской специфике и хорошо понимал, что для эффективной работы эту специфику надо учитывать. Но он обнаружил, что наши советники не всегда это делали. Из-за этого советникам зачастую не удавалось сработаться с китайскими генералами. Бывало так: китайский генерал на военном совете объявил своё решение на предстоящую операцию. В решении бросались в глаза всякие несуразности, если не сказать большего. Наш советник критиковал план – и только наживал себе врага в лице этого генерала. Генерал просто начинал игнорировать советника и не приглашал к дальнейшим совещаниям, к участию в разработке решений.

Наши советники по-настоящему хотели помочь китайскому народу бить японцев. Так, чтобы китайский фронт гирей висел на японской армии, не давая ей сосредотачиваться у наших границ. Но для этого советники должны были правильно строить свои взаимоотношения с китайскими начальниками. Чуйков разработал рекомендации для этого - совершенно в духе известной книги «Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей» Д.Карнеги.

Во взаимоотношениях с китайскими руководителями нашим военным советникам следовало быть осторожными, учитывать особую чувствительность этих людей к обычаям (китайским церемониям), к чинопочитанию, их нетерпимость к критике, даже самой разумной. (Хотя это свойство вообще генерала, необязательно китайского).

Даже если генерал выдвигает что-то явно несуразное - это нельзя критиковать, тем более в присутствии его подчинённых. Советник должен сперва во всеуслышание признать решение китайского военачальника хорошим, даже превосходным, а то и гениальным. Но затем под предлогом, чтобы подчиненные генерала лучше поняли и усвоили план, попросить разрешения внести «некоторые» уточнения. После предварительного восхваления китайский руководитель позволял внести уточнения - в них советник мог вложить в решение все, что нужно. Такая помощь будет принята, и предложение советника станет проводиться в жизнь как решение самого китайского командующего.

Если операция окажется успешной - советник должен оставаться в стороне, а все лавры адресовать китайскому генералу, объявляя во всеуслышание, что победил именно генерал, решительный и талантливый. При неудаче следует найти причины, оправдывающие действия командира и войск, и всё равно поздравить их с победой. Сам Чуйков уже во время своей первой встречи с Чаном Кайши, начал разговор с ним именно с поздравления по случаю известных всему миру побед китайской армии. Хотя никаких побед не было и в помине. Но Чан Кайши оценил жест.

Один из примеров: в сентябре японцы начали наступление на город Чанша. Неудача его обороны грозила китайцам не только потерей очередного уезда. Операция имела и внешнеполитическое значение - японцы рассчитывали укрепить свои международные акции, показав СССР, США и Англии, что Китай и его армии слабы - а потому не стоит рассчитывать на способность Китая сковать японскую армию. Для китайского руководства, напротив, важным было показать, что на него стоит рассчитывать, что у него есть ещё вес и лицо в международных раскладах. Однако, японское наступление развивалось успешно. Китайские генералы по своему обыкновению самоустранились, японцы быстро продвигались, ситуация становилась для китайцев критической.

Чан Кайши призвал Чуйкова, поручил ему лично составить план обороны и провести его в жизнь. Чуйков с группой советников разработали план - называя его планом Чан Кайши - и добились его выполнения. В итоге японское наступление было отбито. Китайцы ликовали, но «мы, советские советники, отошли в сторону, как будто нас и не было. Чан Кайши… любезно пригласил и меня…, но я под видом недомогания отказался. Я приказал нашим советникам не присутствовать на… «параде», чтобы все лавры победы достались самому Чан Кайши и его генералам».

Китайский фронт.

Оборона была налажена. Но вот организовать наступление китайских войск против японцев Чуйкову так и не удалось.

Китайская армия в 1941 г насчитывала около 4 млн. человек – но это по списку. Реальная численность была много ниже. Чуйков отмечал, что китайская разведка работала неплохо. Она предоставляла точные сведения о численности японских войск в Китае (Чуйков потом их перепроверил). Но вот получить в китайском генштабе точные данные о численности китайских войск было невозможным. Нет, это не были секретные данные. Просто никто не знал реальных сведений. Китайские генералы рассматривали свою должность прежде всего как возможность нажиться. Простейший способ: представлять наверх завышенные списки солдат. Довольствие, получаемое на «мертвые души», шло в карман генералу. Части, на которые, судя по докладам, можно было рассчитывать, были на самом деле сильно не укомплектованы и малобоеспособны.

Острой проблемой было снабжение армии оружием и боеприпасами. В самом Китае производилось только лёгкое оружие. Производство орудий, самолетов и бронетехники отсутствовало. Такое вооружение поступало только из-за границы.

В китайском генералитете не было взаимодействия. Каждый стремился сохранить свои войска, без которых он не имел бы веса. Наглядный пример организации наступления - операция против 116-й пехотной дивизии японцев, растянутой на фронте в 250 км. Против неё китайцы сосредоточили 12 дивизий. Но из них в боях поучаствовали лишь две, остальные бездействовали и слали ложные донесения о боевых действиях, которых не вели. На одном из участков наметился было успех, надо было его развить, выдвинув свежие части. Командиру резервной дивизии отдали соответствующий приказ - но он его просто не выполнил.

Многие китайские генералы только формально включили свои войска в вооруженные силы Китая под руководством Чан Кайши. Кто-то открыто не выполнял распоряжения Чана, к примеру: направить свои войска на фронт. Кто-то саботировал втихую. Войска коммунистов - формальный союзник Чана по антияпонскому фронту – занимались только своими делами.

Были и войска преданные лично Чану Кайши, они ответственнее бы отнеслись к его приказам. Но как раз эти войска Чан в серьёзные бои не бросил бы. Он тоже стремился сохранить свои войска.

Да и общая стратегия китайского командования практически исключала решительные наступательные операции. Основная стратегическая идея Чан Кайши: исход начавшейся мировой войны решится в борьбе между великими державами. То есть, японцев должны были разбить СССР, США и Англия. В то время как он, избегая активных действий, должен сберечь и накопить свои силы. Примерно такую же стратегию имел и внутренний союзник-противник Чана - Мао Цзэдун. Войска китайских коммунистов тоже избегали решительных сражений с японцами.

Со всем этим Чуйков ничего сделать не мог. До августа 1945 попытки китайских войск отвоевать что-либо из захваченного японцами заканчивались неудачами.

СССР помогал Китаю практически с самого начала японо-китайской войны. В 1937—1941 гг. Китаю было поставлено 1285 самолётов, 1600 орудий, 14 тыс. пулемётов и много другой техники и военных материалов. В Китай были направлены большое количество советских военных специалистов.

Танки советского производства в китайской армии.

Но китайское руководство стремилось вовлечь СССР и в открытую войну с Японией. В этом Чан Кайши видел одну из своих главных задач, делая всё возможное, чтобы прямо столкнуть нас с Японией. В это же русле действовала и его супруга Сун Мэйлин, которая претендовала на роль влиятельной политической деятельницы. Нашим людям в Китае надо было внимательно следить за этими маневрами, не давая втянуть себя в них.

Японская авиация не раз наносила точные удары по домам, где размещались советские представители. Без специальных наводчиков в Чунцине японцы не могли этого делать. Это был из приёмов по провоцированию японо-советского конфликта.

Другой пример: китайская печать «как» по команде стала писать о «щедрой, бескорыстной помощи Китаю со стороны Советского Союза», о том, что «только СССР помогает Китаю и обещает еще большую помощь» - и без неё Китаю трудно было бы вести войну. Всё это было именно так. Но рекламирование в прессе помощи Китаю со стороны СССР в тот момент преследовало цель осложнить отношения между Японией и Советским Союзом.

Одновременно в китайской прессе указывалось, что, в отличие от СССР, американцы и британцы не помогают Китаю. Целью также было вызвать раздражение японцев, показать, что СССР для них опаснее, чем США и Англия. За этими действиями китайцев стояли американцы и англичане, стремившиеся разрядить свои отношения с Японией за счет обострения между СССР и Японией

Но 13 апреля 1941 г. Япония подписала с СССР пакт о нейтралитете. В Чунцине это было особенной сенсацией. Расчёты втянуть СССР и его руками ослабить японцев оказались далеки от действительности. Советские представители заверили китайцев, что, несмотря на заключение пакта, помощь Китаю будет продолжаться.

С весны 1941 г. в Чунцине начали усиливаться слухи, что немцы вот-вот нападут на Советский Союз. Один из руководителей китайской разведки заявил Чуйкову, что, по его данным, Германия заканчивает приготовления к нападению на СССР – это нападение должно произойти во второй половине июня. (То есть, даже китайской разведке всё было ясно. Хотя, возможно, это просто говорит о силе китайской разведки).

Перед Чуйковым и его аппаратом второй по важности проблемой после японо-китайского фронта, были общие военные планы Японии в 1941 г. Нужно было определить: каковы эти планы? Япония явно готовилась к новому удару. Но в каком направлении? На север – против СССР, или в южные моря – против владений США, Британии и Голландии. Этот вопрос очень интересовал тогда многих – Москву, Британию и США, а также Чунцин, да и самих японцев.

Расчет японского командования, что СССР после немецкого нападения снимет с Дальнего Востока основную часть войск и перебросит их на запад, не оправдался. Нападение на СССР означало втянуться в затяжную войну. В то же время очень нужные японцам ресурсы находились на юге - в тихоокеанских владениях США, Англии и Голландии. Японцы боялись упустить время для их захвата. Ведь британцы и особенно американцы начали укреплять свои позиции в Тихом океане.

Напряжённость между Японией и США с их союзниками нарастала. В этих условиях увеличился интерес США к Китаю; в Чунцине появились американские миссии; в мае 1941 ленд-лиз был распространён на Китай. Но реальная американская помощь была мизерной. Китайские руководители говорили Чуйкову, что американцы хотели бы, чтобы СССР побольше помогал Китаю, а они ограничивались бы словами о дружбе и моральной поддержке.

В 1941 японцы выбрали для дальнейшей агрессии всё же южное направление. Началась широкомасштабная подготовка. Однако американцы были убеждены вплоть до 7-го декабря, что японцы ударят на севере, против СССР. Как могли разведка и руководство США так сильно заблуждаться? По мнению Чуйкова, важную роль здесь сыграла китайская разведка: китайцы умышленно не делились с англо-американцами развед.данными о подготовке японцами наступления на юге. Зато англо-американцам подсовывалась масса дезинформации о подготовке нападения на СССР. Чуйков сам столкнулся с потоком китайской дезы на тему о скором и неизбежном нападении Японии на СССР. Интерес китайцев здесь понятен: им нужно было, чтобы японцы скорее ударили, чтобы им не мешали в подготовке.

7 декабря 1941 началось. Японцы ударили по Пёрл-Харбору и одновременно по Филиппинам, Малайе и голландской Индонезии. В Китае известие о начале Тихоокеанской войны восприняли с откровенной радостью. Китайские руководители считали, что отныне тяжесть войны с Японией возьмут на себя другие государства, а Китай получит некоторую передышку.

Позиция англо-американцев была иной. Они рассчитывали на повышение активности китайских войск, чтобы облегчить своё положение. Возникло противоречие: китайцы хотели получить как можно больше и использовать полученное в своих целях, англо-американцы были готовы кое-что дать, но сразу требовали оплату китайской кровью.

Чан Кайши и всё китайское руководство перестраивались под американцев. При Чан Кайши появился американский советник.

Чан Кайши, его супруга и американский советник.

В феврале 1942 г. Чуйков вернулся в СССР. Вскоре его назначили командующим 1-й резервной армией. В начале июля 1942 г. его армия выдвинулась на фронт и сразу попала в самое пекло — под Сталинград. С 12 сентября Чуйков стал командующим 62-й армии, оборонявшей Сталинград.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened