Блицкриг по-итальянски.

Страны-агрессоры ВМВ - Германия и Япония – начинали с внезапного массированного удара. Затем было как можно более быстрое продвижение, для которого заранее создавалась группировка как можно лучше подготовленных и оснащённых войск. 

Италия тоже затесалась в страны-агрессоры. Но стратегия у них оказалась своя, оригинальная. Итальянцы просто с пафосом объявили: «Мы вступаем в войну!» И всё. Дальше они стали ждать, пока немцы всех победят и начнётся делёж трофеев. Немцы были не прочь поделиться, но не в таких размерах, на которые очень рассчитывали итальянцы. Да и с тем, чтобы всех победить, выявились проблемы.

Обстоятельства вступления Италии в войну можно посмотреть по дневнику Г. Чиано (в 1936-43 гг. он возглавлял МИД Италии; в 1944 был казнён, так что его записи – это действительно дневник, а не позднее обработанные мемуары). Начавшееся 10 мая 1940 немецкое наступление на западе произвело сильное впечатление в Италии. Уже 10-го Муссолини заявил, что Италия должна тоже вступить в войну против Франции и Британии. Чиано пробовал возражать. Но жена Чиано (а женат он был на дочери Муссолини) в тот же день произнесла для Муссолини пылкую речь: «страна жаждет войны и продолжение нашей позиции нейтралитета обесчестит Италию». «Вот такие речи Муссолини любит слушать и только такие разговоры он принимает всерьёз» - прокомментировал Чиано. 

Чиано - крайний справа (1938 г., Мюнхен).

Итальянские маршалы энтузиазма Муссолини не поддержали, заявив, что Италия и её вооружённые силы не готовы к войне. Замечание самого Чиано: «Накануне войны - и какой войны!- мы имеем всего лишь 100 тонн никеля». Воинственность итальянского вождя поумерилась. 

Однако с французского фронта поступали новости о всё новых немецких успехах. С 28 мая (после капитуляции Бельгии) Муссолини был убеждён «что события приближаются к развязке, и он желает выдвинуть достаточно много претензий, чтобы иметь право требовать себе доли и добычи». 

30 мая – решение о вступлении в войну принято. На возражения маршалов (и короля), о том, что Италия не потянет серьёзную войну, Муссолини ответил, что он и не собирается всерьёз воевать; ему нужны лишь формальности – объявление войны и несколько тысяч убитых. И тогда он сможет участвовать на мирной конференции в качестве победителя и предъявлять требования побеждённым. 1 июня определена дата вступления - 11 июня.

У Муссолини возникла мысль воспользоваться немецкими успехами (немцы побеждают – и мы тоже получаем трофеи). Был и другой фактор, толкавший Италию к войне – её вождь просто хотел войны. Чиано: «Фактически дело не в том, что Муссолини хочет каких-то приобретений. Он хочет войны». Запись 29 мая: «Я редко видел Муссолини таким счастливым. Он осуществил мечту, то есть стал военным вождём (получил должность верховного командующего) страны в период войны».

10 июня 1940 Италия объявила войну Франции и Британии (Чиано: «Авантюра начинается»). Боевые действия начались с 11-го. Ну как боевые действия – были перестрелки пограничных патрулей, да несколько авианалётов малыми группами. Англо-французские базы и коммуникации в Средиземноморье итальянцы не атаковали.

Муссолини объявляет о вступлении Италии в войну.

Рим полез в войну в июне 1940, потому что момент посчитал очень уж выгодным. Поражение Франции была уже ясным; английская армия тоже была разбита. Итальянскому руководству с Муссолини во главе представилось: как на мирных переговорах они сядут рядом с немцами в ранге победителей и предъявят побеждённым заготовленное громадьё претензий. В Риме хотели французских территорий – Корсики, Ниццы, Савойи, также колониального Туниса, также большой контрибуции (золотом), также выдачи французского флота. 

17 июня французы запросили перемирия. 19-го Гитлер и Муссолини встретились, чтобы обсудить его условия. И выяснилось, что немцы не поддерживают итальянские требования к Франции.

Муссолини и Гитлер 19 июня 1940. Один триумфирует, другой завидует. Но оба стараются не показать вида.

20 июня французы спросили: могут ли переговоры с немцами и итальянцами происходить одновременно в одном месте. Но Гитлер воспротивился этому и потребовал раздельного подписания перемирия. Причина для итальянцев прозрачна: «Дуче полагает, что… [Гитлер] не хочет, чтобы итальянцы и немцы встретились с французами на одинаковых началах». Расчёты Мусолини сесть рядом с немцами в ранге победителей оказались наивностью. Разумеется, немцы не посадили итальянцев рядом с собой. 

22 июня Франция капитулировала – но только перед Германией. Итальянцы должны были договориться о перемирии с Францией как-нибудь сами. В Риме неожиданно поняли: жареные каштаны из огня сами собой для него не посыпятся. Они могут предъявить претензии лишь на то, что смогут вырвать у Франции сами, своей силой. Итальянцы было кинулись в наступление в Альпах – и были отбиты французскими войсками. Чиано: «В этот вечер его [Муссолини] размышления об итальянском народе и, прежде всего о наших вооружениях, особенно горьки». Хотя, именно Муссолини 16 лет перед этим заведовал итальянскими вооружениями. 

Итальянские претензии к Франции съёжились в клочок. По перемирию 24 июня Италия получила лишь небольшие горные территории с общим населением 28 000 человек. 

Хитрое вступление в войну не принесло итальянцам ожидаемых бонусов. А вот потери они сразу понесли колоссальные. Огромное количество судов итальянского гражданского флота объявленная война застала вдалеке от Италии - они были потеряны со всеми их грузами. Так Италия разом потеряла 212 кораблей на 1,2 млн. т. - примерно треть тоннажа своего флота.

Предвидеть такой поворот (и не лезть в войну) – сейчас это кажется так просто. Но тогда это предвидение для Муссолини и его кампании было ну совершенно нереальным. Ещё один довод для вывода: Муссолини – плохой лидер. Хотя, не факт, что кто-то другой был бы в июне 1940 лучше. Ведь перед глазами вдруг возникла уникальная возможность быстро, одним финтом, решить интересы своей страны – без её затрат и усилий. Да, наверное, и я бы на месте Муссолини решил – надо попробовать.

Франция капитулировала – в Средиземноморье против Италии остались только британцы. Итальянские армия и ВВС имели огромное превосходство на ТВД. Британцы это понимали, но подкрепить свои силы в Средиземноморье не могли. Ибо катастрофично развивались события рядом с самой Британией. 

Средиземноморский ТВД.

Однако, итальянцы так и не организовали свои силы для решительного наступления. Они всё чего-то выжидали. Так прошло полгода; положение британцев выправилось, они направили подкрепления в Средиземноморье. В декабре 1940 британцы ударили. Это было не наступление – рейд, но он принёс просто баснословные результаты. Итальянская армия в Ливии рассыпалась от первого же тычка, потеряв 130 000 только пленными. Британцы потеряли меньше полтысячи убитыми. За этим последовали новые разгромы, потеря колоний, перенос боевых действий на территорию самой Италии, капитуляция (причём двойная – и перед англо-американцами и перед немцами), оккупация. 

В общем, стратегия дуче и его компании оказалась сильно ошибочной. Ну, это и к лучшему, а то если б ещё и Италия оказалась толковым агрессором – было б хуже всем.

Мем про Германию, Японию и Италию в ВМВ. Итальянцу может показаться оскорбительно, но учитывая тему (агрессоры в ВМВ), мем можно считать корректным. 

(Опубликовал в сообществе warhistory).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened